banner

Школа безопасного вождения

3

Когда-то на базе Минтранспорта СССР было 180 школ по подготовке водителей. Они обеспечивали профессионализм и безопасность работы автомобильного транспорта. После перестройки и 1990-хгодов осталось всего 64 центра. Среди них оказалась и ростовская автошкола, основанная еще в 1929 году.

02-b

Чем живут современный автоспорт и система профессиональной подготовки водителей, мы попросили рассказать директора ростовского учебно-курсового комбината, неоднократного призера ЮФО по ралли, тренера юношеской команды по фигурному вождению Рубена Лукьяновича Арутюнова.

— Я слышал, не так давно ребята из вашей команды достигли больших успехов. Расскажите об этом.

— Я занимаюсь подготовкой команды наших молодых ростовских ребят с 1996 года, вот уже 12 лет. За это время мы достигли многих успехов. Все-таки 12-кратные чемпионы России по автомногоборью.

— Что это за вид автоспорта?

— Ну, представьте площадку длиной примерно 200 метров и около 50 метров в ширину. На этой площадке на обычном автомобиле нужно сделать несколько обозначенных фишками фигур. Причем за минимальное количество времени. Допустим, одна из фигур — боковая парковка: надо загнать задом автомобиль. Но это, повторяю, нужно сделать на скорость всего за несколько секунд. Кроме этого если ширина автомобиля, допустим «девятки», 183 см, то ширина фигуры — 192 см. То есть у нас безопасное пространство — всего по 4 см с каждой стороны. Представляете, насколько сложно это сделать на высокой скорости?

— Как это отрабатывается?

— Каждодневными тренировками по нескольку часов. Так, чтобы выработалось максимальное чувство автомобиля. Где повернуть голову, где переключить скорость — все нужно делать практически на полном автоматизме, а этого можно достичь только долгими и упорными тренировками.

— Сколько лет ребятам, которые занимаются у вас?

— В соревнованиях могут участвовать мальчики и девочки с 14 до 18 лет. Но начинаем их тренировать с 10 лет.

— Так получается, автомобильных прав у них нет?

— Нет. Ну, так они и выступают на закрытых площадках.

—А что за автомобили, на которых соревнуются?

— Да, совершенно обыкновенные. Переделки запрещены. И в основном на соревнованиях дается один новый автомобиль на всех, чтобы все были в равных условиях и все было максимально объективно. Это не ралли, где от подготовки техники зависит 50 процентов успеха.

— А у вас есть и раллийная команда?

— Да. И я, кстати, сам в нее вхожу. С финансами, правда, тяжеловато, но мы уже были первыми и третьими на этапах ЮФО.

— Вообще автоспорт — дорогой спорт?

— Детский дешевле, взрослый — на порядок дороже. Один выезд на соревнование обходится нам не менее чем в 100 тысяч, не считая ремонта. А ремонт может стоить колоссальных денег. Плюс дополнительные расходы на обслуживание машины. Скажем, резина на одно колесо стоит 220 евро. За одну гонку «уходит» минимум 6 колес. Вот и считайте.

У нас в России, к сожалению, весь автоспорт держится на энтузиастах и фанатах, потому что абсолютно убыточен для участников соревнований. Все, что он дает, — это кубки для победителей. Так что автоспорт скорее хобби. А автошкола — моя основная работа.

— А государственные заказы у вас есть?

— Бывают. Мы занимались переподготовкой сотрудников и МВД, и

ФСБ, и некоторых других государственных структур.

— Специалисты вашей школы преподавали им уроки экстремального вождения?

— Скорее, безопасного вождения. Постараюсь объяснить, в чем разница. Существуют такие понятия, как активная и пассивная безопасность. Пассивная безопасность — это ремни безопасности, подушки и т. д. — все, что предусмотрено заводом-изготовителем. Активная безопасность — это то, как мы с вами реагируем на ту или иную ситуацию на дороге.

Мы учим активной безопасности. Одна из ее главных функций — не допустить экстремальной ситуации на дороге и с честью выйти из нее, если ты в нее все-таки попал. А экстремальное вождение — это всегда очень опасное вождение. Обычному водителю это не требуется. Это больше подходит спецслужбам, когда нужно кого-то догнать, или телохранителям, когда, наоборот, нужно максимально быстро «уйти» из опасного места.

Безопасному вождению можно научиться один раз в жизни и спокойно водить автомобиль, постоянно следуя этим правилам. Навыки экстремального вождения необходимо отрабатывать каждые два месяца минимум. Это как с оружием: если не стрелять каждую неделю, навыки пропадают.

Автомобиль — это тоже оружие, оно может убить людей или тебя самого. Поэтому я категорически против, когда кто-то начинает учить частных лиц экстремальному вождению. Человек один раз где-то что-то узнает, попробует что-то сделать. Не дай бог, у него получится, и он решит, что он уже все может, и потом через полгода решит на дороге перед кем-то это продемонстрировать. И случится большое горе. У нас и так экстремального вождения на улицах хватает из-за очень слабой подготовки основной массы водителей и практически полного отсутствия культуры вождения. Скажите мне, какова функция основной массы водителей?

— Наверное, доехать туда, куда надо.

— Совершенно верно. Попасть из пункта А в пункт Б, и сделать это безопасно. Если у человека это получается на протяжении, скажем, пяти лет, то это хороший показатель, согласитесь. Но если взять и увеличить его скоростной режим, то водитель будет уже чувствовать себя очень некомфортно. А если увеличить его скоростной режим значительно, то аварии будет не избежать. Ну так зачем тогда это надо? От этого уже очень много людей погибло. Ко мне приходят часто и говорят: «Лукьяныч, помоги улучшить мой уровень вождения». Я в этом случае всегда задаю вопрос: «А что ты хочешь?» Мне говорят, допустим: «Хочу быстрее в повороты входить». Я опять спрашиваю: «А зачем?» И здесь мне уже мало кто может ответить что-то вразумительное. Понимаете? Мы в ответе за тех, кого научили. Я этому человеку что-нибудь покажу, а он начнет этим на дороге в городе красоваться и угробит себя и людей. Я этого совсем не хочу.

— Это к вам стрит-рэйсеры приходят?

— Разные люди приходят, но в основном да, они. Мне с ними сложно общий язык найти, потому что у нас разные взгляды. На мой взгляд, автомобиль — это средство передвижения. Он нужен для того, чтобы попасть из пункта А в пункт В, как я уже говорил. И сделать это максимально безопасно для себя и окружающих. А если тебе хочется адреналина, если ты хочешь что-то доказать себе и окружающим, то для этого существует автоспорт со специальными трассами, площадками, судьями и т. д. Там все ясно: есть четкие задачи и есть секунды, которые неумолимо идут вперед. Устраивать же в городе гонки, теша свое самолюбие, с риском не только для своей жизни, но и жизни окружающих — это, на мой взгляд, преступление.

— У меня один знакомый научился делать «полицейский разворот» и иногда даже его успешно использует для парковки.

— Советую вам с ним не ездить. Это простой трюк, но даже для его стабильно успешного выполнения нужно учитывать многие составляющие: давление в шинах, коэффициент сцепления с дорогой, покрытие, развесовку в автомобиле. Вряд ли ваш товарищ это учитывает. Он десять раз сделает такой элемент парковки успешно, а на одиннадцатый разобьет себе голову и машину.

— Согласен с вами. С экстремальным вождением все понятно. Но если человек хочет научиться безопасному вождению?

— Вы знаете, мой опыт обучения обычных водителей и подготовки профессиональных спортсменов подсказывает мне следующую вещь. Рефлексы, связанные с управлением автомобилем, вырабатываются у человека примерно через три-пять месяцев активного вождения. То есть за это время человек уже не думает: «Ага, я трогаюсь с места, выжимаю сцепление, переключаю скорость, где там у меня педаль газа, надо бы включить поворот», а просто делает все необходимые действия автоматически, на мышечном уровне. Именно в этот момент он становится готовым для того, чтобы получить какие-то дополнительные навыки безопасного вождения. Поэтому в других школах я бы рекомендовал (а в своей настаиваю), чтобы все ученики после полугода начального стажа вождения проходили еще раз обучение каким-то элементам парковки, перестроения, движения задним ходом и т. д. Это даст им возможность обучиться тактике. На ученика вначале очень многое наваливается. Очень много важной информации он просто не поймет и не оценит. А вот потом, когда ему уже не надо будет думать о том, как тронуться, он сможет принять на вооружение какие-то тактические знания осмысленно. Много занятий не нужно. Три-четыре будет достаточно. Но они очень помогут начинающему водителю обеспечить безопасность себе и своим близким. А дальше уже, если кто захочет, пусть идет в большой спорт и достигает больших результатов.

— Но вам же наверняка приходилось использовать свой навык гонщика в обычной повседневной жизни?

— Что-то я такого не припомню. Конечно, мой опыт как гонщика, имеющего право участвовать в российских чемпионатах, гораздо выше, чем опыт рядового водителя. Но у меня не возникает необходимости использовать его во время обычной езды по городу. Зачем? Мы в основном все умеем плавать. Но не все же мы стремимся научиться проплывать стометровку за 5 секунд. Нам достаточно научиться хорошо держаться на воде, чтобы почувствовать себя уверенно. И наоборот. Чемпион мира по плаванию, безусловно, плавает лучше любого из нас, но ведь это вовсе не означает, что, купаясь в море, он начнет ставить рекорды. Скорее, он будет плавать в свое удовольствие. Конечно, то, с чем спортсмен справится свободно, у обывателя может вызвать шок. Допустим, вот не так давно на первом этапе чемпионата ЮФО мы выиграли, но на финиш приехали без одного колеса. В буквальном смысле. Так получилось, что в повороте я «разулся»: диск ушел, спустило и разорвало колесо, крыло повредило. До финиша оставалось около пяти километров. Я скорость не сбросил, также километров 170 в час мы шли до самого финиша и были первыми.

02-bА вот случай из жизни. Я ехал из Краснодара в Ейск. На моих глазах у «Жигулей» пятой модели взрывается колесо, водитель жмет на тормоз, машина переворачивается, бьется крышей о дерево и становится на колеса. Слава богу, все живы остались. Так вот, на тормоз в такой ситуации жать категорически запрещается. Плавно-плавно нужно отпускать газ, терять постепенно скорость. Но как этому можно всех водителей научить? Это ведь надо специально оборудованную площадку, отдельную машину, выставить шипы, чтобы спускало колесо и т. д.

Вообще, серьезное повышение квалификации требует и серьезных вложений. Взять, например, отработку движения в зимних условиях, когда падает коэффициент сцепления с дорогой. Для того чтобы воссоздать эту ситуацию летом, нужны оборудованная площадка с идеально ровным асфальтовым покрытием и специальные реагенты. Эти голландские реагенты наносятся на асфальт, поливаются водой, и получается лед, на котором можно отработать снос автомобиля и методику выхода из этой ситуации. Но это очень дорогое удовольствие.

У нас в городе сейчас есть только один автодром, на котором можно готовить водителей автобусов. Он принадлежит нам, и нам за него приходится платить миллион шестьсот тысяч рублей налогов в год. А со следующего года — еще больше. Мы сейчас принимаем меры, пишем письма в Думу, чтобы администрация пошла нам навстречу. Иначе нам будет просто не под силу платить за него. Но это типовая площадка, а для того, чтобы отрабатывать какие-то нестандартные ситуации, требуется еще больше земли, оборудования, денег и т. д. И еще: те люди, которые готовы заплатить за такой дорогостоящий курс повышения квалификации, ездят на таких автомобилях, которые все делают сами за водителя. Они не дадут выйти ситуации из-под контроля в случае чего. А если ты перешел ту грань, за которой автомобиль не справляется, то и сам уже ничем не поможешь. Дальше уже надо просто молиться. Хотя лучше всего, конечно, не доводить до такой ситуации, а следовать простым правилам — правилам безопасного вождения.

Дмитрий Киричук, журнал «Аэрофлот Дон», №8 сентябрь 2008 г.

Об авторе

Похожие записи

Написать ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *